Главная / Статьи

Философские журналы в России в конце XIX начале ХХ века.

14.12.2011


До начала 60-х гг. XIX в. Социально-политические  и культурные условия существования философии в России (давление светской и духовной цензуры, открытое вмешательство государства в филоскую жизнь, неустоявшаяся система философского образования и подготовки кадров, отсутствие профессиональных объединений) сыграли неднозначную роль в ее развитии.

Препятствуя свободному выражению философской мысли в адекватной ей форме, они по-своему способствовали накоплению философского потенциала русской культуры. Неотъемлемое от человека стремление к философии удовлетворялось самообразованием и участием в филос. спорах и дискуссиях в разл. рода дружеских объединениях. Обстоятельства развития рус. философии в последней трети XIX в. резко изменились в лучшую сторону. Коренной поворот в обществ, жизни, вызванный реформами 60-х гг. - с одной стороны, и. с др. - кризис рус. освободительного движения, вынудивший к пересмотру его материалистически-позитивистских теорет. оснований, сделали новый этап в развитии рус. философии возможным. Он наступает с сер. (60-х гг. и длится почти 30 лет. Возникающие общественно-полит, союзы и объединения, заполучив в свои руки периодическую печать, делают филос. материалы непременной составной частью своих изданий.

Среди многообразия журналов в истории рус. культуры нашла свое достойное место и специальная филос. периодика. Ее возникновение связано с превращением "философствования" в род профессиональных занятий. Благодаря учреждению филос. каф. в рус. ун-тах (согласно университ. уставу 1863 г.) и разрешению науч. сообществ (в 1885 г. возникло Моск. психол. об-во, в 1898 г. Филос. об-во в С.-Петербурге) дело регулярного филос. образования рус. об-ва, равно как и работа по воспроизводству науч. работников и преподавателей в области философии, было поставлено на подобающую высоту. Одной из форм ннституциализации философии стали появившиеся в 80-е гг. специальные филос. журналы (Ф.Ж.).

Первым из них был "Филос. трехмесячник", возникший по частной инициативе проф. ун-та Св. Владимира в Киеве АЛ. Козлова. С 1885 по 1887 г. вышло 4 номера этого "специального журнала по филос. наукам". Издание было прекращено по причине болез¬ни издателя, к-рый был и единственным его автором. С 1888 г. оно было возобновлено под названием "Свое слово", имея подзаголовок "филос.-лит. сборник", и продолжалось до 1898 г. Четыре его книги вышли в Киеве, а пятая - в Петербурге, куда автор переехал в 1891 г. Оба эти издания можно рассматривать как единое целое, хотя и имеется нек-рое своеобразие в их содержании: "Филос. трехмесячник" скорее преследует просветительские задачи, а в "Своем слове", не отказываясь от них, автор более занят разработкой собственной философии панпсихизма и ее изложением. Издания А.А. Козлова трудно назвать журналом, в к-ром обычно предполагается участие неск. авторов, но более или менее соблюдаемая периодичность и очевидное желание быть актуальным, примеряясь к существующей филос. ситуации в рус. об-ве, делали их симптомом и первым выражением возрож дающегося интереса к философии после дли тельного засилья в 60-70-х и даже нач. 80-х гг. антифилос. естественнонаучного материализма и позитивизма.

Собственно первым Ф.Ж. стали "Вопросы философии и психологии" (ВФиП), выходившие в Москве с нояб. 1889 г. по апр. 1918 г. Он был основан Москов. психол. об-вом, созданным по инициативе М.М. Троицкого в 1885 г. Это объединение сыграло выдающуюся роль в развитии науч. исследований в области психологии к философии, равно как и в повышении филос. культуры рус. об-ва, издании и распространении работ классиков мировой философии - Канта, Лейбница. Шопенгауэра и др. На заседании 3 дек. 1888 г. об-во принимает решение об издании упомянутого журнала, первый номер которого вышел в свет в нояб. 1889 г. До нояб. 1893 г. журнал издавался на средства купца и фабриканта А.А. Абрикосова, а с 1894 г. перешел в собственность Об-ва.

Главная инициатива в создании журн. принадлежала Н.Я. Гроту, сменившему М.М. Троицкого в 1887 г. на посту преде. Психол. об-ва. В предваряющей первый номер журн. заметке "От редакции" отмечалось, что он по является в "тяжелый переходный момент в духовном развитии" человечества, когда при очевидных успехах "положит, наук и технических изобретений" наблюдается не менее очевидно "убыль чел. счастья". Инициаторы журн. не винят за это чел. разум, а хотят лишь использовать его полнее, опираясь не только на внешний опыт (науки, как то было преж де), но и на внутренний, открываемый психологией и философией. Имея своей целью "общее развитие чел. сознания и воли", достигаемое "свободным и всесторонним теорет. обсуждением осн. вопросов жизни и знания", журн. намеревался "построить цельное, чуждое логич. противоречий, учение о мире и жизни, способное удовлетворить не только требованиям ума, но и запросам сердца" (О задачах журн. // ВФиП, 1889, № 1, с. IX). Редакция надеялась получить "самостоятельные статьи и заметки по философии и психологии", подразумевая под этим, логику и теорию знания, этику и философию права, эстетику, историю философии и метафизику, философию наук, опытную и физиол. психологию и психопатологию.

Журнал прямо заявлял о своем намерении быть органом рус. философии, к-рая долго жила "большей частью теми или иными др. учениями и направлениями западноевроп. философии" и только теперь начала самостоятельное существование в соч. Вл. Соловьева, А. Козлова, Н. Страхова и Б. Чичерина. Инициаторы журн. полагали, что эта философия должна будет выразить дух народа - рус. народа, с его недоверием к господству рассудка в жизни и рациональным началом в знании, с перевесом религ.-этич. элемента над метафиз. и эстетическим. Эту глубоко нац. особенность инициаторы и авторы журн. намеревались внести в создаваемую рус. философию. Во исполнение этого намерения журн. посвятил целый ряд статей истории рус. философии (но эта публикации не приобрели систематического характера), а также дал ценные для это го времени биобиблиогр. "Мат-лы для истории философии в России" Я.Н. Колубовского.

Редактором журн. в 1889-93 гг. был Н.Я. Грот; 1894—95 гг. ему помогал Л.М. Лопа тин. В 1896-97 гг. журн. редактировали Л.М. Лопатин и В.П. Преображенский. В 1900 г. скончавшегося Преображенского сменил С.Н. Трубецкой, бывший вместе с Л.М. Лопатиным редактором до своей смерти, последовавшей в 1905 г. Вплоть до 1918 г. журн. редактировался Лопатиным. Секр. редакции поначалу был Я.Н. Колубовский, а с 1900 г. и до 1918 эту должность занимает Н.П. Корелина. Всего вышло 142 книжки журн. (из них 4 -сдвоенных, в 1916, 1917 и 1918 гг.), в среднем от 1500 до 2000 экз., объемом по 15 печ.л. В работе журн. приняли участие 332 автора. Наиболее продуктивным было участие Л.М. Ло патина (46 статей), B.C. Соловьева (30), Н.Я. Грота (24), С.Н. Трубецкого (20), С.Н. Булгакова (18), Е.Н. Трубецкого (17), по 13 статей дали Н.О. Лосский и В.Ф. Эрн; Б.Н. Чичерин (12), А.А. Козлов (11), по 10 статей опубликовали НД. Виноградов, Н.А. Бердяев, И.А. Ильин. В числе авторов журн. были С.А. Аскольдов, П. Астафьев, П. Блонский, А.А. Богданов, Н.В. Бугаев, Алексей И. Введенский, Ал-др И. Введенский, Аким Волынский (А.Л. Флексер), Б.П. Вышеславцев, В.И. Герье, МО. Гершензон, СИ. Гессен, В.В. Зеньковский, НИ. Кареев, Б.А. Кистяковский, Я.Н. Колубовский, ИИ. Лапшин, Г. Ланц, П.И. Новгородцев, ЭЛ. Радлов, В.В. Розанов, П.Б. Струве, Л.Н. Толстой, СЛ. Франк, ГГ. Шпет, Б.В. Яковенко и др. - весь цвет рус. мысли кон. XIX - нач. XX в. Помимо "самостоятельных статей и заметок по философии и психологии" (как это от авторов требова лось редакц. объявлением), в журн. публиковались Отчеты заседаний Моск. Психол. об-ва (23 отчета), информация о новостях иностр. филос. лит-ры и извлечения из рецензий в иностр. журналах и, наконец, обзоры содер жания нем., англ., франц., итал. и американских Ф.Ж.

Журналом было положено начало систематическому ознакомлению рус. читателя с совр. философией.
Без этого издания рус. философия кон. XIX - первых двух десятилетий XX в. непредставима. На протяжении почти тридцати лет на его страницах сменились и сосуществовали три филос. поколения, условно обозначенных как "старшее" - П.Е. Астафьев, Ал.И. Введенский, Ал-др И. Введенский, А.Н. Гиляров, Н.Я. Грот, Н.Н. Кареев. А.А. Козлов, В.В.Лесевич, Л.М. Лопатин, B.C. Соловьев, С.Н. и Е.Н. Трубецкие, Г.И. Челпанов, Б.Н. Чичерин и др.; "среднее" -С.А. Аскольдов, Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков. Б.А. Кистяковский. Н.О. Лосский, П.И. Новгородцев, С. Л. Франк, В. Ф.  и "младшее" - Б.П. Вышеславцев, СИ. Гессен, В.В. Зеньковский, И.А. Ильин, В.Э. Сеземан, Г.Г. Шпет, Б.В. Яковенко.

Ко времени появления первого номера журн. у большинства из "старших" филос. взгляды уже сложились. Их публикации поясняют и конкретизируют основоположения, уже высказанные ранее, и в совокупности своей характеризуют дифференцированное единство осн. филос. направлений, сложившихся к нач. 90-х гг. XIX в. в России: неокантианства (А.И. Введенский, Г.И. Челпанов), разл. вариаций позитивизма (В.В. Лесевич, Н.И. Каре ев), гегельянства (Б.И. Чичерин, М.Н. Стра хов), спиритуалист, персонализма (П.Е. Ас тафьев, Л.М. Лопатин, А.А. Козлов), философии всеединства (Вл. Соловьев, бр. С.Н. и Е.Н. Трубецкие). Пед. и науч. деятельность некоторых представителей "старшего" поколения, доживших до поворотных для судьбы России событий первой мировой войны и рев. 1917-22 гг., можно рассматривать как связующее звено в творчестве назв. трех поколений. Ими были А.И. Введенский, Л.М. Лопатин, Е.Н. Трубецкой, Г.И. Челпанов и некоторые др. "Старшими" был предложен осн.

Массив филос. проблем и способов их решений, к-рые затем "среднее" поколение широко использовало как в своих критических, так и в позитивных утверждениях, преследуя цель выработки филос.-религ. мировоззрения, что могло бы предложить абсолютные и практически действенные ориентиры для личности, попавшей в водоворот рус. истории нач. XX в. Своеобразная селекция проблем и решений, предложенных "старшими", была проведена в первые годы XX в., когда Петербург. Религ.-филос. собрания 1901-03 гг. выдвинули лозунг "нового религ. сознания", а более подготовленные в теорет. отношении легальные марксисты, осознавшие мировоззр. несостоятельность западнического социализма и критицизма (кантианства), обратили внимание рус. общества на отеч. религ.-идеалист. традицию и начали поход "от марксизма к идеализму" и далее к метафизике.

Этот новый этап рус. мысли, характеризуемый стремлением поставить религ. идеализм на службу освободительному движению в его либеральной вариации, нашел свое отражение на страницах журн. в работах Н.А. Бердяева ("О новом рус. идеализме" - кн. 75; "Социализм как религия" -кн. 85); С.Н. Булгакова ("Иван Карамазов как филос. тип" и "Что дает совр. сознанию философия Владимира Соловьева" - кн. 61; "Душевная драма Герцена" - кн. 54; "О социальном идеале" - кн. 68 и др.); П.Б. Струве ("Свобода и ист. необходимость" - кн. 36); в обсуждении кн. Н.А. Бердяева "Субъективизм и идеализм в обществ, философии (Крит, этюд о И.К. Михайловском)", сб. "Проблемы идеализма" и др. материалах.

Представители среднего поколения дали в журн. также крупные работы позитивного содержания, характеризующие разные степени становления их собственных взглядов. С.А. Аскольдов опубликовал ст. "Мышление как объективно-обусловленный процесс" (кн. 66), "В защиту чудесного" (кн. 70-1); Н.А. Бердяев - "Происхождение зла и смысл истории" (кн. 44-5), "Вера и знание" - (кн. 52), "Великий инквизитор" (кн. 86); С.Н. Булгаков -"Проблемы философии хозяйства" (кн. 104), "О тварности" (кн. 129), "Трансцендентальная проблема религии" (кн. 124-25), "Софийность твари. Теодицея" (кн. 132-33); Б.А. Кистяковский "Гос-во правовое и социалистическое" (кн. 85), П.И. Новгородцев "Гос-во и право" (кн. 74-5), "Кризис совр. православия" (в 5 кн. за 1907-08 гг.), "Обществ, идеал в свете совр. исканий" (кн. 103), "Об обществ, идеале" (в 10 кн. за 1911-17 гг.); П.Б. Струве "Осн. Дуализм обществ.-экон. процесса и идея естественного закона" (кн. 65). В ст. Н.О. Лосского отразились осн. этапы становления его системы; сначала - психологический ("Волюнтаристское учение о воле" - кн. 62-3; "Осн. учения о психологии с т. зр. волюнтаризма" - кн. 64-6), гносеологический ("Обоснование мистич. эмпиризма" - в семи книгах за 1904-05 гг.) и онтологический - "Мир как органич. целое" (4 кн. за 1915 г.).

С нач. второго десятилетия на страницах журн. появляются имена "младшего" поколения - В.Ф. Эрна (он продолжает линию "самобытной рус. мысли, представленную авторами москов. изд-ва "Путь") и, что более показательно для динамики филос. идей, имена Б.П. Вышеславцева, В.В. Зеньковского, И. А. Ильина, Г.Г. Шпета, Б.В. Яковенко, представляющих "неозападничество" в рус. философии, связанное с попыткой построить метафизику на базе неокритицизма, и философию как строгую науку в духе феноменологии. В отношении к осн. массе статей их публикации были сравнительно немногочисленны, а положит, филос. программы предлагались преимущественно в статьях ист.-филос. содержания.

Смена поколений (и идей), отраженная на страницах журн., лишь опосредованно определялась соц.-культ. и полит, обстоятельствами рус. жизни и, в первую очередь, диктовалась разрешением теорет. проблемы самоопределения философии, однако характеризовать осн. направленность журн. можно лишь в достаточно широких рамках религ. метафизики, внутри к-рых было представлено множество ее вариантов, использующих в качестве гносе-ол. инструментария клас. критицизм, неокантианство, мистицизм и интуитивизм (в разл. дозах у разл. авторов журн.).

Др. специализированным Ф.Ж. был "Логос", выходивший в 1910-13 гг. при изд-ве "Мусагет" (М.), а в 1914 г. при изд-ве Товарищества М.О. Вольф (Пг.). За 4 г. его редакторами были СИ. Гессен, Ф.А. Степун, Э.К. Метнер, Б.В. Яковенко, В.Э. Сеземан. "Логос" был самостоятельным рус. вариантом "междунар. изд. по вопросам культуры", выходившем также в Германии (с 1910 г.) и Италии (с 1914 г.). Возникновение рус. варианта этого изд. было вызвано попытками "младшего" поколения философов преодолеть "самобытность", т.е. провинциализм рус. мысли и ввести ее в русло интернац. движения философии, определяемое неокантианством и феноменологией. Инициаторы журн., не отказываясь от филос. разрешения задач, поставленных рус. культурой, полагали, что эту задачу должно выполнять именно философски, т.е. на путях "безусловно независимой и в себе уверенной деятельности чел. ума" (B.C. Соловьев).

Т.о., первой своей задачей редакция "Логоса" поставила осознанную дифференциацию сфер культурной деятельности и прослеживание механизма их взаимодействия с тем, чтобы потом приступить к построению синтетического мировоззрения, включающего в себя "полноту школьных, культурных и нац. мотивов". Журн. полагал, что преодоление теорет. отсталости рус. мысли (что выражается в подчиненности ее внефилос. факторам ее существования - полит., религ., и т.д.) возможно на путях освоения западноевроп. философии (неокантианства, имманентизма, феноменологии). Они признают только путь автономного филос. исследования, главной заботой к-рого явится "исключительно" "теорет. истина", обнаруживаемая при "крит. и гносеол. постановке филос. дела". В этом движении к "науч. метафизике" возможно создание подлинной философии, имеющей мировое значение и остающейся - по условиям своего формирования - глубоко национальной.
Такая постановка вопроса о природе философии как рационального знания определила содержание материалов рус. издания "Логоса". В 8-и его номерах (из них 3 - сдвоенные) было помещено более 60 ст., из к-рых почти половина (28) принадлежали европ., прежде всего нем., авторам. Были опубликованы 5 ст. Г. Риккерта (среди них "О понятии философии" в № 1 за 1910 г., "Ценности жизни и культ, ценности", № 1-2 за 1912-13 г., "О системе ценностей" в 1-м вып. 1 т. за 1914 г.); Г. Зиммеля (в частности, "Понятие и трагедия культуры" в кн. 2 и 3 за 1911-12 гг.); Э. Гуссерля "Философия как строгая наука" в № 1 за 1911 г.; В. Виндельбанда "Философия культуры и трансцендент. идеализм" в № 2 за 1910 г., а также ст. Б. Кроче, Н. Гартмана, П. Натор-па и др.

Наиболее активным рус. автором "Логоса" был Б.В. Яковенко, предложивший 8 ст., в к-рых обстоятельно была дана его система трансцендентализма как крит. интуитивизма и крит. мифологии. Три статьи предложил др. ред. журнала - Ф.А. Степун (главной, определившей характер его философии, была "Жизнь и творчество" в 3-4 номере за 1913 г.), две СИ. Гессен (наиболее интересна "Мистика и метафизика" в № 1 за 1910 г.), одну В.Э. Сеземан - "Рациональное и иррац. в системе философии" (в № 1 за 1911 г.). В журн. сотрудничали Г.Э. Ланц, Н.О. Лосский (оба дали по 3 ст.), Н.А. Алексеев, И.А. Ильин, ГГ.Б. Струве, СЛ. Франк. Кроме того, в "Логос" писали теоретики и практики рус. символизма А. Белый и Вяч. Иванов. В журн. было дано неск. статей по истории рус. философии - о гносеологии Вл.С Соловьева, о Б.Н. Чичерине, Л.М. Лопатине, кого редакторы числили среди предшественников науч. философии на рус. почве. Большое место в журн. занимал библиогр. раздел. Около 80 рец. было дано на книги зап.. и свыше 40 - отеч. авторов. Особенно резкой крит. оценке подверглись работы, принадлежавшие перу их современников из круга изд-ва "Путь" (Н.А. Бердяева, С.Ы. Булгакова, В.Ф. Эрна).

Появление "Логоса" вызвало резкую негативную реакцию со стороны "путейцев". В.Ф. Эрн в ст. "Нечто о Логосе, рус. философии и научности" (Моск. еженед., 1910, № 29-32) обвинил редакторов издания в подмене христи-анско-платоновского Логоса новоевроп. рацио как "средним арифметическим между разумами всех людей". Выступление В.Ф. Эрна вызвало ответные полемические выступления со стороны СЛ. Франка, обвинившего своего оппонента в "филос. национализме" (Рус. мысль, 1910, № 9 и 10), и А. Белого (газ. Утро России, 1910, № 274, 15 окт.). Издание "Логоса", видимо, прекратилось по причинам чисто внутр. порядка (и в т.ч. финансовые трудности), но, возможно, и внешнего (первая мировая война и патриотический подъем у рус. интеллигенции создал психол. атмосферу, затруднительную для журнала, исповедующего достоинства нем. мысли).

В 1925 г. издание "Логоса" под ред. СИ. Гессена, Ф.А. Степуна и Б.В. Яковенко было возобновлено, но в свет вышел только один номер, в к-ром признавалось, что прежнему изданию были свойственны черты "школьничества и ученичества" и что "гегемония теорет. знания суживала плоскость филос. спора". Был сделан значительный крен в сторону интуитивизма и иррационализма.

Оценивая в целом деятельность этого журнала, следует признать его благотворную роль для рус. мысли. Пропаганда им новейших результатов зап. мысли способствовала, в части., появлению в России феноменол. направления (Г.Г. Шпет) и более глубокому усвоению совр. гносеол. техники представителями рус. религ. философии.

Др. журналом, выходившим, как и "Логос", при изд-ве "Мусагет", был "Труды и дни". Позиция его во многом совпадала с программой "европеизации" рус. философии и культуры, заявленной "Логосом". Главным в таком совпадении было "стремление духовно срастить рус. культуру с западной..." и, что было особенно близко "Логосу", "...подвести под интуицию и откровение рус. творчества солидный, профессионально-технич. фундамент" (Сте-пун Ф.А. Бывшее и несбывшееся. 2-е изд. Лондон, 1990, т. 1, с. 282). Эта общая установка конкретизировалась в уведомлении о двойной цели издания "Трудов и дней", данном в № 1 в заметке "От редакции": специальной и общей. Первая предполагала "раскрытие и утверждение принципов символизма в области худож. творчества".

Вторая - координацию общих усилий тех представителей искусства, науки и религ. сознания, кто разделял эти принципы, истолкование идейной основы подобной координации и определение "точки их пересечения в идеале истинной культуры как органич. целостности миросозерцания и жизнетворчества", т.е. культуры как осуществленного синтеза творчества (искусства, философии, религии) и жизни. При этом подлинный символизм как творческий метод, опиравшийся на глубокие историко-культ. и религ.-филос. основания, противопоставлялся самодовлеющему эстет, символизму декадентов. Т.о., разделяя вместе с "Логосом" задачу синтеза жизни и культуры, "Труды и дни" отличались от него преимущественной ориентацией на осмысление этого процесса, как он проходит в творч. деятельности художника. "Труды и дни" были не столько филос, сколько филос.-эстет, изданием и свой авторский коллектив искали среди младшего поколения рус. символистовтеургов.

Редакторами журн. были А. Белый и рук. изд-ва "Мусагет", муз. критик и философ Э.К. Метнер (1872-1936), а "ближайшее участие" в редактировании обещали А. Блок и Вяч. Иванов. Финансировала изд-во, как и "Труды и дни", состоятельная нем. знакомая Э.К. Метнера Я. Фридрих с непременным условием, что "направление журн. ... должно быть германофильское (в широком неполитическом, нефанатическом, культурном смысле слова...)" (цит. по: Лавров А.В. "Труды и дни" // Рус. литра и журналистика нач. XX в. 1905-17. Бурж.-либер. и модернистские издания. М., 1984, с. 194). Обещанная регулярность журн. (двух-мес.) соблюдалась лишь в 1912 г., когда вышло 6 его номеров. В 1913г. появился только один, сдвоенный номер, в 1914 - еще один, обозначенный на обложке как "тетрадь 7" и в 1916 г.- последний (тетр. 8). Программа журн. реализовалась в ст. А. Белого (7), Вяч. Иванова (6), Э. Метнера (9) - он писал также под псевд. Вольфинг, Ф.А. Степуна (3), Эллиса (5; псевд. поэта и критика Л.Л. Кобылинского), А. Блока (1) и др. В журн. выступили также Н.А. Бердяев ("Гносеол. размышление об оккультизме" в тетр. 8 за 1916 г.) и Б.В. Яковенко ("О прагматизме Pro et contra" в № 2 за 1912 г.). Гл. статьями, раскрывающими замысел журн. и универсальное значение символа, были: «"Мусагет". Вступит, слово редактора» Э.К. Метнера, "О символизме" А. Белого, "Мысли о символизме" Вяч. Иванова. Оно весьма содержательно раскрывалось в спец. разделах журн. "Wagneriana" (вел. Э.К. Метнер при уч. Эллиса), Qeotheana (Метнер Э.К., Топорков А.К.), "Danteana" (Эллис). Внутр. трения в коллективе авторов, придерживавшихся разл. ориентации, хотя и в рамках единой "теургической" и синтетической программы (свидетельством тому является полемика между А. Белым и Ф. Степуном о филос.-теорет. основаниях символизма и, в частности, об интерпретации кантианства в № 4—5 и 6 за 1912 г.), постепенно привели к отказу от регулярности выпусков и вытеснению филос. и филос.-эстет. содержания журн. специально искусствоведческим и литературоведческим.

Из дорев. специальных филос. изданий следует упомянуть нерегулярно выходившие "Новые идеи в философии", выпускаемые С.-Петербург, изд-вом "Образование" наряду с побочными сериями по др. одиннадцати отраслям знания - от астрономии и химии до правоведения, педагогики и социологии. В филос. серии в течение 1912-14 гг. под ред. Н.О. Лосского и ЭЛ. Радлова вышло 17 вып. Каждый из них объемом в 5,5-6,5 неч.л. содержал тематические подборки выступлений, преимущественно европ. авторов, а также изложении этих учений отеч. авторами. Редакторы серии, полагая, что говорить о новых идеях в философии крайне трудно, ибо проблемы ее, поставленные уже в древности, остаются и ныне столь же загадочными, не хотят навязывать читателю к.-л. т. зр., а предоставляют ему на выбор целый ряд позиций с тем, чтобы прояснить трудности возможного решения (см. "Предисловие" к сб. № 1 "Философия и ее проблемы").

По разделам филос. знания сборники распределились след. образом: в первом сб. "Философия п ее проблемы" рассматривалось мировоз. содержание философии и ее отношение к науке. В трех выпусках (3, 5, 7) излагались новейшие гносеол. концепции, имевшие целью отделить психофизиол. акт знания от его идеального смысла (неокантианство, феноменология); к ним примыкал вып. 12 "К истории теории познания", содержащий работы Ф. Якоби, И.Г. Фихте и Ф. Шеллинга, обнаруживших свою актуальность в свете указанной выше тенденции в развитии гносеологии, и 11 - теория познания и точные науки, четыре вып. (4, 9, 10, 15)- были посвящены психологии и ее проблемам: проблеме бессознательного (вып. 15), психологии мышления (вып. 4) и методам психологии (7 и 10). К ним примыкает 6-й сб. "Существует ли внешний мир", где даны соч. представителей  имманентной школы И. Ремке и Ц. Шуппе; филос. вопросам естествознания были отданы сб. 2 "Борьба за физ. мировоззрение" (физика), физиологии (сб. 8 "Душа и тело"). Два сб. соединили статьи по собственно метафизике (13 и 17). Один, 14 - этике. Судя по рецензиям на сборники в ведущих Ф.Ж., их выход был заметным событием в интеллектуальной жизни России, и их просветит.-информ. роль оценивалась высоко.

Отметим также целый ряд др. периодических изданий, посвященных филос. вопросам или уделявших им значительное, заметное место.
В Киеве вышло неск. номеров журн. "Филос. исследования, обозрения и проч., издаваемые под ред. проф. Г. Челпанова" (1904-05, 5 вып.) как "Труды Психол. Семинарии при Унте Св. Владимира". В журн. принимали участие П.П. Блонский, А.Э. Вайнштейн, В.В. Зеньковский, А.К. Шиманский, Г.Г. Шпет, A.M. Щербина.

В Москве выходил крит.-библиогр. журн. "Критическое обозрение" (1905-09) под ред. Е.Н. Орлова и Б.А. Кистяковского. Журн. ставил целью обозрение новой лит-ры по философии, истории, юриспруденции, экономике, естествознанию. Инициатором изд. был М.О. Гершензон. В журн. публиковались мн. философы: С.А. Аскольдов, Н.А. Бердяев, П.П. Блонский, С.Н. Булгаков, Б.П. Вышеславцев, И.А. Ильин, П.И. Новгородцев, В.В. Розанов, СЛ. Франк, Г.Г. Шпет. Их статьи из реферативных перерастали в оригинальные.  Этому журн. наследовал "Логос".

Попыткой философски осмыслить революцию 1905 г. был журн. "Полярная звезда. Еженедельное обществ.-полит. и культ.-фи-лос. издание" (СПб., 1905-06, № 1-14), выходивший под ред. П.Б. Струве. Его продолжил журн. "Свобода и культура" (СПб., 1906, № 1-8) под ред. СЛ. Франка. Здесь также печатались мн. философы.

Кн. С.Н. Трубецкой пытался издавать "еженедельную обществ.-полит. газету" "Моск. неделя" (М., 1905, № 1-3), к-рая была запрещена. Дело продолжили его братья кн. Е.Н. и Г.Н. Трубецкие, издававшие "Моск. еженедельник" (М., 1906-1910), посвященный осмыслению послерев. России.

Значительной была филос. тематика в бо-госл. журналах, особенно в "Богосл. вестнике" (журн. Моск. Дух. Академии в Сергиевом Посаде, 1892-1918) и журн. "Вера и разум" (изд. Харьков. Дух. Семинарией, 1884-1917).
Широко обсуждалась филос. проблематика на страницах журн. "русского модернизма".

A. Л. Волынский в журн. "Северный вестник" в нач. 90-х гг. начал "борьбу за идеализм". Журн. "Мир искусства" (СПб., 1898-1904) предоставлял свои страницы З.Н. Гиппиус, Д.С. Мережковскому, Н.М. Минскому, В.В. Розанову, Л. Шестову. Значит, внимание уделял философии и журн. "Весы" (М., изд. "Скорпион", 1904-09).

Журн. "Новый путь" (СПб., 1903-04) печатал З.Н. Гиппиус, Д.С Мережковского, Вяч. Иванова, А.В. Карташова, Н.М. Минского,
B. В. Розанова, П.А. Флоренского. В нем публиковались протоколы " Религ.-филос. собраний в Петербурге в 1901-03 гг.". Два последних номера журн. (№ 10/11, 12) были подготовлены под рук. С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева. После прекращения изд. "Нового Пути", в янв. 1905 г. под официальной ред. Лосского началось издание "Вопр. жизни" (ВЖ), перешедших в полное ведение Булгакова и Бердяева, продолживших линию позднего "Нового Пути".

Целью журн. объявлялось указание рус. интеллигенции пути "от старого традиционного позитивизма к мировоззрению религ.", для чего следовало показать «практическую правду философии "идеализма", установить живую связь философии и жизни, выяснить ее обществ, значение». Вдохновленные религ.-филос.-обществ, синтезом B.C. Соловьева, создатели ВЖ, однако, довольно механически соединяли философию и религию с вполне с.-д. (отчасти дополненной либеральной) полит, программой. Летом 1905 г. выяснились растущие разногласия между анархически-индивидуалистическим проектом "нового религ. сознания" (см.) Бердяева и "ярист. политикой" Булгакова, подразумевавшей единство полит, реформ с церк. реформацией. Вновь возник¬шие финансовые трудности издателя Д.Е. Жу¬ковского вынудили фактически прекратить изд. ВЖ в нояб. 1905 г. (посл, номер вышел позже). В авторский коллектив журн. вошли. помимо ведших персональные рубрики и активно писавших вне их Булгакова и Бердяева, П.И. Новгородцев, С.А. Котляревский, Б.А. Кистяковский, СЛ. Франк, Д.С. Мережковский, Е.Н. Трубецкой и др. Особую группу составили статьи деятелей "Христ. Братства Борьбы" В.П. Свентицкого и В.Ф. Эрна.

Рев. события 1917-22 гг. и установление нового обществ, строя изменили положение философии в России. Ее развитие пошло "под знаменем марксизма", свободный поиск истины, поначалу заданный лишь рамками марксизма, был превращен в исполнение идеологического задания. Взращенные дорев. культурой философы оказались ненужными и даже опасными. Были прекращены оппозиционные Сов. власти "буржуазные" издания, разрушена сложившаяся система филос. образования. Часть философов приняла активное участие в сопротивлении большевизму, часть погибла от болезней и ухудшившихся, порой невыносимых условий жизни, прочие подвергались полит, репрессиям. Венцом их была высылка значительного отряда рус. интеллигенции за границу, проведенная в посл, месяцы 1922 г. Среди них были практически все ведущие представители рус. мысли. Разумеется, эти обстоятельства не могли прекратить филос. деятельность, но резко сузили возможности говорить, проповедовать и печататься. Однако когда разрешили деятельность частных издательств, положение неск. улучшилось. Возникли и недолго существовали два последних свободных немарксистских ФЖ: ежегодник "Мысль и слово" (в Москве) и "Мысль" (в Петрограде).

"Мысль и слово" возникло по инициативе Г. Г. Шпета. Вышло 2 т. этого издания - 1-й в 1917 г.; пых. данные 2-го - 1918-21 гг. Это издание - целиком детище Г.Г. Шпета. Он сам подбирал статьи и, видимо, это было нелегко, - ощущается какая-то незавершенность облика состоявшихся выпусков. Много было ист.-филос. материала (о С.Н. Трубецком, А. Шпи-ре, М. Каринском, В. Соловьеве, А. Бергсоне); 1-ый вып. почти наполовину занят критикой - большими статьями-рецензиями на кн. Н.А. Бердяева "Смысл творчества", В.Ф. Эрна "Философия Джоберти", Н.О. Лосского "Мир как органич. целое" и иными рец. меньших объемов; неожиданно сочетание самих но себе замечательных авторов - М.О. Гершензон, Л. Шестов и Г.Г. Шпет. Конечно, первую роль в определении облика журн. играл Г.Г. Шпет. В 1-м т. им помещена большая ст. "Мудрость или Разум", несомненно имевшую программный характер. Она посвящена горя чей защите Разума, рац. философии против бесформенной "восточной" мудрости. Во 2-м т. ему принадлежит ст. "Скептик и его душа", утверждающая теорет. и жизненную ценность  философии как рац. знания. — — Журн. Петербург. Филос. об-ва "Мысль" выходил под ред. ЭЛ. Радлова и Н.О. Лосского. В 1922 г. вышло три номера этого изд-я тир. в 4000 экз. для 1-го и по 2000 для 2-го и 3-го номеров. В журн. приняли участие Н.О. Лосский (он поместил в первых 2-х номерах ст. "Конкретный и отвлеченный идеал-реализм", завершившую создание им онтологии, согласной с его интуитивистской гносеологией), Л. П. Карсавин ("О свободе" в № 1, "О добре и зле" в № 3, принципиально важные для понимания продвижения философа к своему варианту философии всеединства), С.А. Аскольдов ("Аналогия как осн. метод познания" в № 1 и "Время и его преодоление" в № 3).

A. И. Введенский предложил весьма актуальную тогда ст. "Судьба веры в Бога в борьбе с атеизмом" (№ 2), выдержанную в духе кантовского дуализма теорет. и практ. разума. В журн. приняли также участие С. Л. Франк, B. Э. Сеземан и представители нового поколения философов Н.В. Болдырев, О.О. Котельникова. Всего было опубликовано 13 ст. В отделе библиографии было дано 17 рец. на кн. отеч. авторов, вышедших непосредственно до и во время революций 1917 г. Большую ценность представляет хроника филос. жизни России. Первые 3 номера выявили ориентацию журн. на разработку какой-то новой вариации философии всеединства.

Оба издания подверглись резким идеол. нападкам со стороны марксист, критиков (см., напр., ст. В. Невского "Нострадамусы XX века" в журн. "Под знаменем марксизма" № 4 за 1922 г. или рец. М. Чернова на 1-ый номер журн. "Мысль" в 3-м номере того же изд-я, где заявлено, что все статьи в "Мысли" "лишены здравого смысла"). Вскоре стало возможным лишь издание марксистских журналов: "Вестник Ком. акад." (М., 1922-35), "Под знаменем марксизма" (М., 1922-44), "Летописи марксизма" (М.; Л., 1926-30), "Проблемы марксизма" (Л., 1928-34) и др.

Относится к автору:  Ермичев А.А.
Относится к журналу:  Мысль и слово

Возврат к списку

 
НАВЕРХ               ©РХГА, 2009-2017